Вопрос-ответ

История кораблестроения и морских сражений от древних времён до 1953 г.
Аватара пользователя
Smith
капитан
капитан
Сообщения: 10560
Зарегистрирован: 10 фев 2005 11:07
Откуда: Охта
Контактная информация:

Сообщение Smith » 19 май 2005 13:28

Я думаю что нужна такая тема для обсуждения различных вопросов, достаточно мелких для создания отдельной темы, но в тоже время интересных для участников. Ну а если что-то зацепит - то и отдельную тему создать будет не жалко.
Они идут почти без пушек,
В сгоревших башнях - пустота,
На палубах пожары тушат
Все уцелевшие пока.

Большому кораблю - большую торпеду.

Аватара пользователя
Smith
капитан
капитан
Сообщения: 10560
Зарегистрирован: 10 фев 2005 11:07
Откуда: Охта
Контактная информация:

Сообщение Smith » 19 май 2005 13:36

И сам сразу задаю вопрос который меня давно интересует, но ответа найти не могу.
Все знают о традиции РИФ называть в честь героических кораблей новые корабли или таким же именем или "Память....." ("Память Азова", Память Меркурия" и т.д.).

Героический крейсер "Варяг"... Весь экипаж награжден специальной медалью... Триумфальное возвращение экипажа на родину (+ кажется торжественный марш по Невскому). Песня "Врагу не сдается наш гордый Варяг...". И в то же время новым кораблям РИФ имя Варяг присвоено не было.

Крейсер "Рюрик"... Погиб в бою не спустив флага... Никаких специальных торжеств... Никаких медалей... И в то же время в 1907г. закладывается новый крейсер "Рюрик".

Есть ли где-то информация поясняющая данное противоречие?
Последний раз редактировалось Smith 19 май 2005 13:37, всего редактировалось 1 раз.
Они идут почти без пушек,
В сгоревших башнях - пустота,
На палубах пожары тушат
Все уцелевшие пока.

Большому кораблю - большую торпеду.

AlexDrozd

Сообщение AlexDrozd » 19 май 2005 14:21

Названия кораблей "высочайше утвержалось", т.е. государю-императору подавался список названий, а он уж и выбирал, на свое высочайшее усмотрение. "Паллада" в РЯВ ничем особо не отличилась, а новый крейсер назвали "Палладой", а вот немало отличившийся "Новик" только спустя несколько лет "восстановили".
Так что никакой "политики" тут может и не было, решил Николай II, что лучше Рюрик и Паллада, чем Варяг или Новик, и все дела.

Аватара пользователя
Smith
капитан
капитан
Сообщения: 10560
Зарегистрирован: 10 фев 2005 11:07
Откуда: Охта
Контактная информация:

Сообщение Smith » 20 май 2005 10:42

Мне вот почему-то кажется по-другому. Триумф и шумиха были нужны для поднятия боевого духа, подорванного внезапной атакой японцев на Порт-Артур. А истинное отношение было выражено тем что имя Варяга не было увековечено.

Поэтому интересна именно информация подтверждающая или опровергающая это предположение.
Последний раз редактировалось Smith 20 май 2005 12:33, всего редактировалось 1 раз.
Они идут почти без пушек,
В сгоревших башнях - пустота,
На палубах пожары тушат
Все уцелевшие пока.

Большому кораблю - большую торпеду.

Аватара пользователя
Николай расковский
старший лейтенант
старший лейтенант
Сообщения: 834
Зарегистрирован: 23 мар 2005 08:51
Откуда: Москва, Тушино
Контактная информация:

Сообщение Николай расковский » 21 май 2005 05:30

Вопрос: были ли у Германии во время Второй Мировой речные флотилии? И если да, то где о них почитать?
Есть у меня мечта: оштрафовать Ксению Собчак по ч.3 ст. 20.20 КоАП РФ

Аватара пользователя
РУСИВАН
Главком
Главком
Сообщения: 82259
Зарегистрирован: 26 авг 2004 05:39
Откуда: Санкт-Петербург
Контактная информация:

Сообщение РУСИВАН » 21 май 2005 16:50

Вот здесь http://www.front2000.ru/tf-0000-01.shtml нашел упоминание о немецкой речной Дунайской флотилии.

Я знаю где-то есть моя звезда
её сегодня тучи закрывают
Но если не на плахе голова
то может пронесёт меня лихая...

Вот у меня остается и последний вопрос - сколько из публично заявляющих о своей ненависти к стране (при том, что выделить государство из страны они не могут) хоть палец о палец ударило, чтобы улучшить ситуацию? В той же медицине. В той же армии. В той же полиции. Да, это сложнее, чем твитнуть, лайкнуть и зафейсбучить, но все - таки.
И остается вопрос - сколько из них нормальных купленных нашими зарубежными друзьями агентов, а сколько просто идиотов, твердо знающих, что булки растут на деревьях и стоит только выгнать всех медиков, убить всех полицейских, повесить всех чиновников - как тут же станет жить прекрасно? (Н.Берг)

Аватара пользователя
Smith
капитан
капитан
Сообщения: 10560
Зарегистрирован: 10 фев 2005 11:07
Откуда: Охта
Контактная информация:

Сообщение Smith » 07 июн 2005 12:22

Легенды гордого "Варяга"
Николай Манвелов

- Да Вы с ума сошли, - почтенного вида сосед по самолету был просто в бешенстве. - Что наши власти, обалдели, чтобы продавать корабль под названием "Варяг"? Это ведь часть нашей истории.

- Но корабль-то строили не у нас, а на Украине, - защищаться я, подсовывая ему под нос газету. - Кроме того, покупатель не в праве будет использовать судно под прежним названием.

- Какая разница. Ведь это же гордый "Ва-ря-г", - чуть ли не на крике протянул он и демонстративно отвернулся к иллюминатору.

Как ни странно, но значительную часть информации о подвиге того "Варяга" - крейсера 1 ранга - у нас старались не слишком афишировать. Возможно, что-то не укладывалось в рамки "истинного героизма".

Когда 47-летний капитан 1 ранга Всеволод Руднев в начале 1903 года принял новейший крейсер "Варяг", ни у кого и язык не поворачивался назвать этот боевой корабль Российского императорского флота лучшим, как часто пишут у нас до сих пор. Начать хотя бы с того, крейсер "славился" очень низкой дисциплиной - царил откровенный неуставный офицерский мордобой по отношению к матросам. А нижние чины отвечали последним местом по уровню боевой подготовке.

Полноценной боевой единицей корабль мешали назвать и тактико-технические данные. Специалистов, например, удивляло полное отсутствие защиты орудий главного и среднего калибра. В результате первое же прицельное попадание могло "выбить" почти всю прислугу. Кроме того, на корабле не было оптических прицелов. В бою предстояло использовать два дальномера, информацию с которых передавали телефонами или вообще голосом. Впрочем, подобное положение было и на других кораблях Тихоокеанской эскадры. Но они-то были не столь новыми. Да и стоимость строительства "Варяга" составила по тем временам астрономическую сумму - 2 миллиона 138 тысяч долларов.

Многие видели причину конструктивных неудач в том, что крейсер был своего рода опытным – в случае удачных испытаний предполагалось создать целую серию таких кораблей. Кроме того, проектирование и строительство велись за рубежом, на заводе Чарльза Крампа в Филадельфии. Вполне понятно, что при тогдашнем состоянии средств передвижения оперативно следить за постройкой и контролировать вносимые в конструкцию изменения было невозможно. Тем более, что сам Крамп отличался большой самовольностью.

Именно Чарльз Крамп настоял на оснащении крейсера паровыми котлами системы Никлосса, которые из-за массы проблем в России практически не применялись. Более того, специальным постановлением Морского технического комитета от 14 апреля 1898 года такие котлы вообще были признаны "опасными" из-за ненадежности узлов.

Но и это еще полбеды. Из-за пресловутых котлов вместо штатной скорости в 24 узла крейсер мог развивать не более 14. Да и то не более двух-трех часов подряд.

Так что "Варяг" был вообще мало пригоден к использованию на морских коммуникациях - там требовалась хорошая скорость.

Но, как бы то ни было, "Варяг" был послан в Чемульпо. Дело в том, что Корея была нейтральной страной, что позволяло тогдашним великим державам, в том числе и России, держать в ее портах свои корабли-наблюдатели. Между тем, всем было ясно - война России с Японией может разразиться в любой момент. И, тем не менее, Рудневу было категорически запрещено сниматься с якоря. В любом случае!

- Я был связан по рукам и ногам инструкцией наместника на Дальнем Востоке, адмирала Евгения Алексеева, - признался как-то командир "Варяга". - А она практически не оставляла свободы для маневра.

Находившийся в Мукдене адмирал Алексеев опасался провокаций со стороны японцев и поэтому максимально перестраховался. Он приказал Рудневу обеспечить охрану русской миссии в Сеуле, но в то же время не препятствовать высадке японцев. Уход из Чемульпо без особого приказания был вообще строжайше запрещен. Переубедить же наместника у командира "Варяга" не был никакой возможности - канонерке "Корейцу", исполнявшей фельдъегерские функции, предписывалось остаться при крейсере в Чемульпо.

Явно неадекватное поведение "Варяга" вызывало недоумение даже у командиров других иностранных кораблей-наблюдателей.

- Уходите из Чемульпо, воздух этого порта вреден Вам, мой дорогой капитан Руднев, - прямо заявил за несколько дней до войны капитан 1 ранга Виктор Сэнес, командир французского крейсера "Паскаль".

Однако Руднев все-таки выполнил приказ наместника и остался, хотя и принял меры, чтобы неприятельское вторжение не застигло крейсер врасплох. Более того, 25 января 1904 года - за день до японского десанта в Чемульпо - Руднев предложил русскому посланнику в Сеуле Павлову перебраться в Чемульпо и уйти в Порт-Артур двумя кораблями под посольским и консульским флагами. Но дипломат отверг этот совет, ссылаясь на отсутствие инструкций из Санкт-Петербурга.

27 января капитана 1 ранга предупредили снова - на этот раз, американский морской агент. Хотя все и так было ясно: оккупация японцами Кореи продолжалась уже почти сутки. В тот же день командующий японской эскадрой вице-адмирал Уриу в ультимативной форме потребовал, чтобы российские корабли покинули рейд. Рудневу стало понятно: война. На русских кораблях стали готовиться к бою. Предстояло пройти около 30 миль узким и извилистым фарватером.

- "Варяг" шел впереди ("Корейца") и казался колоссом, решившимся на самоубийство. Тем временем на всех судах международной эскадры играли протяжный и величественный русский гимн, " - воспоминал позже офицер итальянского крейсера "Эльба".

Подробности боя хорошо известны. Напомним лишь, что японская эскадра была сильнее "Варяга" по крупной и средней артиллерии в 3,5 раза, по мелкой - в 9,7 раза, а по торпедному вооружению - в 7 раз. Что же касается "Корейца", то снаряды его устаревших орудий просто не долетали до противника.

Куда меньше известны подробности того, что происходило с кораблем и экипажем после возвращения обратно в Чемульпо. Каждый четвертый матрос и офицер был убит, командир получил ранение в голову и контузию. Русские моряки расплачивались за недостатки корабля в бронировании.

Что же касается "Корейца", то канонерка повреждений и раненых не имела. Как утверждают очевидцы, японцы вообще не обращали на нее особого внимания.

"Варяг", между тем, был почти полностью выведен из строя - пять подводных пробоин, разбито рулевое управление. Помпы не справлялись с откачкой воды. Огнем японцев были разбиты 26 орудий - 76 процентов артиллерийского вооружения.

Потери флота Микадо точно не известны. Впрочем, броненосный крейсер "Асама" и крейсер "Чиода" надолго встали в ремонт, а крейсер "Такачихо", по некоторым данным, затонул по пути в базу от полученных повреждений.

Команде "Варяга" ничего не оставалось, как покинуть крейсер. В последний момент вспомнили о скулящей на борту собачке Кирюшке. Пес, однако, прыгать в шлюпку отказался, и привел спасательную партию в лазарет, где под горой тряпья нашли тяжелораненого машиниста Сергея Крылова. Кстати, С.Крылову - в числе других уцелевших матросов с "Варяга" - в 1954 году была вручена медаль "За отвагу".

Затем русские моряки приступили к уничтожению своих кораблей. "Кореец", как известно, был взорван, а крайне избитый "Варяг" затопили. Крейсер лег на левый борт.

Подвиг моряков "Варяга" вызвал восхищение как в России, так и за рубежом. Уже 21 февраля 1904 года газета "Рижский вестник" опубликовала стихи местного поэта-любителя Якова Репнинского "Плещут холодные волны", быстро ставшие народной песней. А 25 февраля в германском журнале "Югенд" появилась баллада молодого немца Рудольфа Грейнца, которая превратилась в широко известную песню "Наверх, вы, товарищи, все по местам". Перевод был сделан очень быстро, а слова легко легли на мотив популярной в то время в войсках пушкинской "Песни о вещем Олеге".

Экипаж "Варяга" до ближайших нейтральных портов добирался на итальянском, французском и британском крейсерах. А до Одессы плыли на французском лайнере "Кримэ", названном - вот уж совпадение! - в честь победы франко-английских войск над Россией в Крымской войне 1853-1856 годов.

- Скажу прямо, мы боялись, что будем отданы под суд в России, - вспоминал Руднев. - Еще бы - нарушен пункт Морского устава, требующий полностью вывести боевые корабли из строя перед захватом противником. А мы-то "Варяг" лишь затопили.

Но страхи были напрасными. Более того, награды посыпались всем как из рога изобилия. Сам Всеволод Руднев удостоился звания флигель-адъютанта императора. Однако положенный по заслугам орден Святого Георгия не получил. Как это ни странно, в Адмиралтействе каперанг считался "не вполне благонадежным".

Так что первым монархом, пожаловавшим награду Рудневу, оказался турецкий султан Абдул-Хамид II. Помимо ордена "Османие" второй степени, он получил в придачу еще и ящик лучших местных сигар.

Бывший командир "Варяга" был назначен командиром стоящегося эскадренного броненосца "Андрей Первозванный" и одновременно командиром 18-го флотского экипажа Балтийского флота. Однако на этих постах продержался всего около полутора лет. В октябре 1905 года во время "брожения" в его экипаже герой Чемульпо отказался выполнить приказ о вызове войск для блокирования "подозрительных рот". Тут же последовала отставка. Правда, горькая пилюля была подслащена производством в следующий чин контр-адмирала.

Для бывшего флигель-адъютанта начались сложные годы. В 1905 году имя Руднева удаляют с мраморной доски лучших выпускников Морского училища. Сын Владимир вынужден перевестись из привилегированного Пажеского корпуса в Петровскую академию (ныне Сельскохозяйственная академия имени Тимирязева).

Как утверждают некоторые знакомые Руднева, одной из причин стали тесные контакты отставного контр-адмирала с социал-демократами, и в частности - с Плехановым. А "всякая политика" в вооруженных силах России считалась тогда грубейшим нарушением правил поведения офицера, пусть даже и отставного. В конце концов, по приказу Морского министра Руднев вообще был вынужден покинуть Санкт-Петербург.

По иронии судьбы, отставка Руднева почти совпала с подъемом "Варяга" японцами. Спасательные работы были начаты еще 20 февраля 1904 года. К 7 октября следующего года подъем был завершен, а в конце 1905 года крейсер своим ходом перешел в Сасебо. Стоимость работ составила около миллиона иен (приблизительно полмиллиона долларов по тогдашнему курсу). Деньги огромные, но для повышения своего престижа Страна Восходящего солнца средств никогда не жалела.

И еще одна любопытная деталь. После подъема на "Варяге" японского флага (крейсер был переименован в "Сойя") император Японии прислал Рудневу орден Восходящего Солнца второй степени. Контр-адмирал награду принял, однако никогда не носил. Впрочем, существуют данные о том, что на ношение ордена не последовало обязательного "монаршего соизволения" от Николая Второго.

22 марта 1916 года судьба "Варяга" вновь круто изменилась - в составе небольшого отряда кораблей, захваченных в ходе Русско-японской войны, крейсер был продан России и вошел в состав Гвардейского флотского экипажа. Однако его служба под русским флагом продолжалась всего полтора года.

С момента подъема 1905 году, корабль практически не ремонтировали. Поэтому 25 марта 1917 года, после непродолжительной службы в Баренцевом море, крейсер направился в Англию, где - после Октябрьской революции - был разоружен и на нем подняли британский флаг. Затем крайне устаревший корабль отправили на разборку, причем при буксировке крейсеру вновь не повезло - сел на камни у берегов Шотландии.

Отдельно стоит сказать о судьбе тех, кто вступил в неравный бой у Чемульпо. Матросы крейсера были переведены в основном на Черноморский флот, где часть из них приняла участи в революционных выступлениях 1905 года, включая восстание на эскадренном броненосце "Князь Потемкин Таврический".

Что же касается офицеров, то старший офицер (старший помощник командира) Вениамин Степанов был видным участником Белого движения на Черном море. Штурман лейтенант Евгений Беренс - командующим морскими силами РСФСР.

Невезучую судьбу гордого "Варяга" в известной мере повторил и последний носитель его имени. Строительство тяжелого авианесущего крейсера уже завершалось. Однако в 1991 году - при 70-процентной готовности - работы были прекращены. А теперь вот Украина продала корабль туристической фирме из Макао за 20 миллионов долларов. Как ожидается, огромный корабль будет использоваться в качестве плавучего отеля. К счастью, под другим названием.

Кто-то, может, скажет: "Ну и что, ведь это - Украина, а не Россия". Но между прочим ревизором (казначеем) на крейсере "Варяг" служил мичман Николай Черниловский-Сокол, который в 1918 году стал первым командующим военно-морскими силами Украины. Быть может, украинцы просто забыли этот факт из жизни своего первого флотоводца?
Такая вот статья...
Они идут почти без пушек,
В сгоревших башнях - пустота,
На палубах пожары тушат
Все уцелевшие пока.

Большому кораблю - большую торпеду.

Ignat

Сообщение Ignat » 07 июн 2005 13:00

Когда нужно прикрыть недостатки о них "забывают"
А подвиг экипажа Варяга останется в веках несмотря ни на что
А если кто-то продает свою и нашу историю то у него нет будущего

Centurion
старший лейтенант
старший лейтенант
Сообщения: 611
Зарегистрирован: 04 апр 2005 10:05
Откуда: Санкт-Петербург

Сообщение Centurion » 08 июн 2005 06:51

Имя "Варяг" носит (а может носил. точно не знаю) ракетный крейсер на ТОФе.
- Поедешь с немецким генералом в Рейхсканцелярию. Проложишь связь.
- В логово!?
- В логово....
- Разрешите взять гранаты!!?
Цитата из к.ф. "Освобождение".

Аватара пользователя
Smith
капитан
капитан
Сообщения: 10560
Зарегистрирован: 10 фев 2005 11:07
Откуда: Охта
Контактная информация:

Сообщение Smith » 08 июн 2005 09:10

Еще одна тема....
Этой статьей, любезно предоставленной нам автором –  Николаем Александровичем Калановым – мы открываем серию публикаций, посвященных именам кораблей. Статья была написана 10 лет назад, в 1989 году, однако основные идеи, отраженные в ней, остаются актуальными и сегодня. Одна из целей нашего проекта – напомнить о незаслуженно забытых именах, составивиших славу и гордость российского флота. Поэтому мы полностью солидарны с автором и вместе с ним обращаемся за помощью ко всем, кто располагает какими-либо материалами на эту тему. Присылайте Ваши материалы, мы их обязательно опубликуем.

Корабль начинается с имени

Каланов Н.А.

Корабельные имена... Есть в них что-то магическое, вызывающее в нас различные чувства: гордость, любовь, презрение, обиду.

К сожалению, не смотря на обилие исторического и архивного материала, историками не изучены принципы и традиции наименования кораблей и судов отечественного флота в различные эпохи и периоды. Создаваемая ныне новая историческая дисциплина – каронимика (от греческого "карабос" – корабль, "онома" – имя) должна во многом решить эти и другие вопросы. В предлагаемой статье делается попытка проанализировать современные традиции наименования кораблей и судов советского военно-морского флота.

Основные традиции и принципы наименования кораблей русского военно-морского флота были заложены его создателем – Петром I. К началу XX столетия, за более чем 200-летнюю историю отечественного флота, эти традиции сложились в определенную систему номинации, основным стержнем которой было – подбор названий кораблей в соответствии с его классом, назначением, боевыми и мореходными качествами. Огромное влияние имела традиция преемственности имен героических кораблей.

Уже при постройке первых военных кораблей Петром I было узаконено, что утверждение и выбор имен военных кораблей является исключительной привилегией главы государства. Поэтому неслучайно многие названия отражали реалии существующего общественно-политического строя, его идеологию, нравы и вкус представителей правящих кругов. Но даже с учетом всего этого нельзя не видеть, что при выборе имен кораблей на первом месте была забота о поднятии международного престижа России, о поддержании высокого воинского духа, воспитании у моряков чувства патриотизма, гордости за славную историю флота.

В годы революции и гражданской войны на флот пришли новые имена. Но особенно массовое "перекрещивание" боевых кораблей началось с 1922 года. Тогда же стала формироваться советская система наименования военных кораблей. Какова она, эта система? Хотелось бы написать, что она вобрала в себя самые лучшие традиции и имена из старого русского флота. Но увы, это не так...

В 20-30-х годах новым и старым кораблям стали присваивать в основном имена государственных, партийных и военных деятелей того времени, а также названия, отражающие революционные завоевания. С бортов кораблей исчезли почти все дореволюционные имена. Была прервана одна из лучших традиций русского флота – традиция преемственности имен наиболее отличившихся боевой деятельностью кораблей. А ведь с этими именами сохранялась в веках и жила духовная связь моряков-предков и потомков. Можно смело утверждать, что до революции был создан целый мемориал исторических корабельных имен. На них воспитывались поколения морских кадров, прививалась любовь к флоту, уважение к его истории, гордость за Отечество. К сожалению, с исчезновением многих имен, забылись и целые страницы истории флота. Были уничтожены и канули в безвестность корабельные исторические реликвии. И мы забыли об этом, как будто бы это и не наша история, не наше великое прошлое.

Почему бы и в наше время не возродить древние корабельные династии имен: "Полтава", "Лесное", "Красное", "Память Меркурия", "Самсон", "Не тронь меня"? Чем плохи для современных кораблей названия "Паллада", "Пересвет", "Веста", "Кагул", "Рюрик", "Кореец", "Изяслав"? За каждым из них стоят подвиги русских моряков, доблесть слава и честь военно-морского флота. В этих именах история нашей Родины.

Впрочем, некоторые из героических имен-реликвий значатся в списках советского флота. Но кому они присваиваются? Не боевым, а вспомогательным или гражданским судам! Именно так и произошло с именами прославленных кораблей "Бородино" и "Гангут".

Не смогла наша система наименования в полной мере развить традицию преемственности названий кораблей, которые заслужили память о себе в годы гражданской и Великой Отечественной войн. Ныне они употребляются только среди крупных боевых единиц, причем их количество составляет не более четверти. В других классах кораблей таких имен нет вообще. Забыты корабли-герои революции и гражданской войны: "Амур", "Потемкин", "Прут", "Карл Либкнехт", "Пантера". Не нашли своих преемников орденоносцы и гвардейцы Отечественной: "Незаможник", "Усыскин", "Лембит", "Красная Абхазия" и другие.

Зато треть современных наиболее мощных кораблей названа в честь военных деятелей времен Отечественной войны и послевоенных лет. Среди них 5 маршалов и 20 адмиралов. Нет сомнения в значительности вклада этих уважаемых военачальников в победу над фашизмом и в повышение боеспособности наших Вооруженных Сил. Но почему такой односторонний подход? Почему в современном флоте нет ни одного корабля, названного в честь участников-героев революции, гражданской войны (за исключением "Василий Чапаев")? Забыты и моряки, оставившие глубокий след в истории страны и военно-морского флота: Матюшенко, Шмидт, Дыбенко, Альфатер (кстати, это имя было в списках флота до 1945 года), Раскольников, Кожанов, Викторов и другие.

Мы в большом долгу перед этими людьми, чьи заслуги долгое время замалчивались или искажались. Один из таких людей – Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов. И в высшей степени справедливо, что теперь его имя носит современный боевой корабль.

Система "классовой" градации заслуг, в которой не берется во внимание служба и преданность своему Отечеству, оттерла в тень многих отечественных флотоводцев, талантливых мореходов и кораблестроителей.

В Советском Военно-Морском флоте ни разу не появлялись на бортах кораблей имена: основателя флота Петра Первого, адмиралов – Спиридова, Бутакова, Грега, Корнилова, кораблестроителей Скляева, Попова и многие другие.

Вчитываешься в названия современных кораблей, и возникает много вопросов. Например, есть замечательная традиция именовать корабли в честь городов-героев и столиц наших республик. Многие из таких названий органично включили в себя память о знаменитых предшественниках: "Севастополь", "Новороссийск", "Таллин", "Москва" , "Керчь". Однако, странно, что среди них нет городов-героев Бреста и Одессы. Но зато есть большой противолодочный корабль 1 ранга "Симферополь" и еще "Ульяновск". Чем эти города достойнее городов-героев?

В годы Великой Отечественной войны родилась хорошая традиция называть корабли в честь комсомольских организаций, собравших средств на их постройку. Многие из этих "комсомольских" кораблей героически воевали, а после войны передали свои имена новым. Появлялись и другие "комсомольцы". Сейчас в составе флота таких кораблей уже за 40 и их количество до недавнего времени постоянно и неудержимо росло. Но почему? Ведь комсомольцы средств уже давно не собирают. Да и на флот служить не многие рвутся. Где гарантия, что эта уже извращенная традиция не будет продолжаться? Поводы всегда найдутся. Наверно, надо остановится, но при этом не стоит забывать и старые действительно заслуженные "комсомольские" имена.

Особенно не в почете среди моряков названия юбилейно-парадные, типа "50 лет шефства комсомола", "Имени XXV съезда КПСС", "Имени XXVI съезда КПСС", "Имени 70 лет ВЧК КГБ" и прочие. Пусть в идею такого наименования и хотели вложить новый смысл, пусть эти имена и соответствовали духу своего времени, но для флота такие имена неприемлемы, по причинам, понятным любому моряку.

При упоминании таких названий приходят на память слова моряка, участника средиземноморской эскадры адмирала Сенявина, флаг-офицера Свиньина: "Никогда так не поражает странность имен некоторых наших кораблей, как при ответах капитанов, когда опрашиваемы они бывают ночью часовыми. На вопрос "Кто едет?". Капитан должен назвать имя своего корабля и потому как странно слышать, что едет "Святая Елена", "Зачатие Святой Анны"..."

Все эти метаморфозы с именами советских кораблей, конечно являются отражением тех, болезней которыми страдала вся система наименования боевых кораблей, строго регламентирует, какие традиции существуют для наименования определенного класса кораблей. Причем в ней узаконено, что самым мощным боевым кораблям должно соответствовать имя, никак не ниже фамилии видного советского государственного деятеля или военачальника. Вот почему у нас так много "фамильных" кораблей, в честь тех, кто правил нами в разные годы: так было при Сталине, не изменилось и до сих пор. Именно поэтому приход к власти нового лидера всегда отличался волной переименования, в первую очередь, боевых кораблей.

В наши дни становятся известными многие "белые пятна" в биографии страны. Но гласность о истории корабельных имен только-только начинает проявляться в печати. Даже в новейших справочных изданиях типа ""Корабли и суда ВМФ СССР 1928-1945 гг.", вышедшем в 1988 году (!), не упоминаются многие названия военных кораблей, которые они носили в разные годы. Такая тенденция "забывчивости" появилась еще 60 лет назад. Тогда было запрещено где-либо упоминать, что некоторые боевые корабли носили имена руководителей партии и военачальников, которые , став "врагами народа" были репрессированы или изгнаны из страны Сталиным. Только в иностранных источниках нынче можно узнать, что корабли "Гарибальди", "Красный Азербайджан", "Войков" в 20-е годы назывались "Троцкий", "Азард" именовался "Зиновьевым", "Капитан Керн" – "Рыков". Немногие знают, что Сталин отобрал имена у таких кораблей, как "Петровский" (стал именоваться "Железняков"), "Вострецов" ("Дзержинский"), "Тухачевский" ("Водопьянов") и т.д. Кстати, в начале 60-х годов имя Тухачевского носило военное вспомогательное судно ТОФа, но вскоре, почему-то оно было переименовано в "Камчатский комсомолец".

А вот более позднее проявление этой "забывчивости". После разоблачения культа личности Сталина, историки стали стыдливо умалчивать, что в составе флота воевали корабли с названиями "Сталин", "Молотов", "Каганович". И уж совсем невозможно где-либо найти упоминание о гражданских судах "Берия", "Ягода", "Н.Ежов", "Хрущев". А ведь некоторые из них участвовали в перевозке военных грузов. Как бы и теперь, когда стала известна нелицеприятная правда о многих прежних руководителей нашего государства, мы вновь не стали забывать имена и деятельность многих кораблей и судов, (а стало быть, и деятельность экипажей!), названных одиозными фамилиями. Тем более, что еще совсем недавно в составе нашего флота числились "Маршал Ворошилов", "Калинин", "Жданов". И тот факт, что один из современных авианесущих крейсеров "в целях увековечивания" собирались назвать "Леонид Брежнев" или "Маршал Брежнев" (ныне это "Тбилиси") красноречиво говорит сам за себя. Несомненно, что наша советская система наименования военных кораблей нуждается в совершенствовании. Необходимо вдохнуть в нее новые идеи, возродить лучшие старые традиции, в том числе и дореволюционные. Тем более, что потребность в духовной преемственности в нашем народе и его Вооруженных Силах ощущается все острее и настойчивее.

В Военно-Морском Флоте еще много безымянных кораблей, так называемых "номерных". А, наверно, нужно, чтобы каждый из них имел собственное красивое, гордое имя, свою память и историю. А хороших имен в нашей истории достаточно.

Необходимо отдать дань тем морякам, которые незаслуженно забыты. Надо более бережно относится к историческим корабельным реликвиям, создать историографии всех героических кораблей.

Безусловно, при выборе названия необходим более строгий отбор имен, нужна гласность и всеобщее их обсуждение. Ориентиром при этом должны служить здравый смысл и чувство истории. И тогда не будет названий безликих, "парадных", "юбилейных", "увековечивающих".
Они идут почти без пушек,
В сгоревших башнях - пустота,
На палубах пожары тушат
Все уцелевшие пока.

Большому кораблю - большую торпеду.

Ответить

Вернуться в «История флота»